Благотворительный фонд помощи детям

Дети Земли

Вернем детям жизнь и улыбку!

+7 (495) 971-20-44

Письмо мамы Германа Рощупкина

(перейти на страницу ребенка)

Здравствуйте! Меня зовут Александра, я мама удивительного ребенка, его зовут Герман. Сейчас он уже совсем не похож на того непонятного ребенка, которым он был два года назад. Мы прошли большой путь и имеет грандиозный результат, но сейчас настало такое время, когда самостоятельно мы уже не справляемся и просим вашей помощи.

Почти семь лет назад на свет появился удивительный мальчик, которого папа назвал Германом. Его появления на свет мы ждали с огромным нетерпением, хотя мы были очень молоды — но уже очень сильно любили друг друга и своего будущего малыша. Беременность протекала нормально, как у всех мам. Только в конце срока осложнилась болезнью почек…

И вот 31 января 2009 года Герман появился на свет с хорошим показателям в 7 баллов по шкале Апгар. Он рос и развивался по возрасту: держал голову, улыбался, сидел, ползал. Около 10 месяцев сын стал понемногу осваивать речь и к полуторам годам звал бабу, папу, называл животных в соответствие с теми звуками, которые они издают «га-га», «мяяя» и т. д.
Примерно в 1 год и 9 месяце речь почему то пропала. Только в 5,5 лет в НИИ психиатрии г. Москва нам сказали, что вероятной причиной стала ревакцинация АКДС, но этого уже не доказать.

В то время мы, как и все родители сейчас, регулярно посещали одного именитого невролога в г. Липецк. Невролог сказал: «Ничего страшного, такое бывает, вот вам пантогам, глиатилин, церебролизин, когитум, фенибут… (и еще много чего мы испили и искололи), и вообще — мальчики начинают говорить поздно, не переживайте». Мы всему верили и послушно кололи ребенка и поили пилюлями и ждали когда наступит наше время. Диагноз наш звучал так: задержка речевого развития, потом задержка психоречевого развития. Таким образом мы лечились до 4 лет.

В четыре года мы решили пойти в логопедическую группу у нас в детском саду, обратились в психолого-медико-педагогическую комиссию в г. Липецк. И там меня спустили на землю. Мне ясно указали на то, что у Германа задержка речевого развития совсем не главное нарушение. И посоветовали обратиться за консультацией в другие инстанции для исключения аутизма.

С тех пор началась наша тяжелая и полная испытаний и радостей и побед дорога. Мы обратились в реабилитационный центр с. Подгорное, затем в Областную больницу, прошли обследования и получили в диагнозе «АУТИЧНЫЕ ЧЕРТЫ». Потом узнали о реабилитационном центре «Альтернатива+" в городе Воронеж, в феврале 2014 года сделали курс транскринальной микрополяризации и у нас наконец-то появилась речь! Герман стал повторять звуки, а затем и слова. С тех пор каждый день Герман узнает и понимает что то новое, но контакт с миром все еще затруднен. В областной больнице весной 2014 года посоветовали оформить инвалидность и аккуратно направили нас, якобы на консультацию в психиатрический диспансер. Там нам без церемоний наконец то дали конкретный диагноз F 84.01 Детский аутизм с олигофреноподобным дефектом, выраженными гипердинамическими нарушениями и слабой сформированность речевых средств, обусловленный органическим заболеванием головного мозга. Сначала в моей голове это прозвучал как приговор. Больше всего мы боялись, что ребенок никогда не сможет жить без нас, что он будет полостью от нас зависеть…

Но мы знали нашего ребенка хорошо, на тот момент он прекрасно конструировал, собирал пазлы из 120 штук, собирал пирамидки. вкладыш, доски Сегена и еще много чего, что не вписывалось в рамки олигофреноподобного дефекта.

В НИИ Психиатриии города Москва в июне 2014 нам поставили диагноз Атипичный аутизм. Но инвалидность мы получили по страшному диагнозу Липецкого психиатра.

Мы никогда не останавливались в поисках выхода и наши стремления окупались — у нас великолепный дефектолог, который научил Германа многому, да и нас тоже. Мы весь прошлый год ежедневно мы возили сына в коррекционый детсий сад в г. Липецк, в этом году мы пошли в школу, наша школа — Центр дистанционного обучения в г. Липецк, ежедневно мы посещаем учителя в школе, так как мы хотим развить навык контакта с октружающим миром. Уже 2,5 года мы посещаем дефектолога в г. Липецк, сейчас ездим к нему 3 раза в неделю. Мы работаем каждый день и благодаря усилиям всех нас в этом году нам сняли олигофренопобный дефект на комиссии медико-социальной экспертизы, которая дает группу инвалидности. Поставили аутизм с задержкой познавательного развития. А это невероятный результата для одного года!!!! Доктор, дефектолог и мы отмечаем, чем лучше речь — тем меньше аутичные черты!!!

Но при всех наших усилиях причина нарушения так и не была установлена не НИИ Психатрии г. Москвы, ни НИИ им. Бехтерева в г. Санкт-Петербург, ни в нашей областной больнице. В этом году мы самостоятельно собрали деньги и по рекомендации нашего врача поехали в неврологический центр «Доктрина» (филиал Прогноза) в г. Санкт-Петербург. И наконец то нам установили причину наших проблем.

По результатам обследования ведущим нарушением является — сенсорное нарушение, а аутизм, это как побочный эффект от того, что Герман не может общаться с миром в норме. Его ухо не воспринимает речь на определенны частотах и скорость взаимодействия между ухом и корой головного мозга снижена!!!! поэтому речь формируется так медленно.

Для меня это была невероятная радость, наконец-то мы знает в чем дело, а главное врачи знают как это исправить. Их центр уже много лет помогает детям с подобными проблемами. нам назначили процедуры, ведущей из которых является Томатис.

Сейчас 12 ноября мы заканчиваем первый курс лечения стоимость 67 тысяч, второй курс нам назначили уже на декабрь, чего я никак не ожидала. И его стоимость 112 тысяч, а в марте будет третий курс, его стоимость 116 тысяч. Я уже обратилась во многие фонды, организации, но в помощи отказали, а где-то просто молчат.

Самое главное мы никогда не остановимся — ведь у нашего сына есть возможность стать обычным ребенком, а может быть принести что то необычное и новое в этот мир. Сейчас он выражает свои желания, знает ответы на многие вопросы, очень интересуется конструкторами, собирает их легко без помощи. Начинает читать, писать, решать примеры. Он делает все это не хуже своих сверстников. Но он не может это проявить в школе или с незнакомым человеком из-за своих особенностей. Мы хотим помочь нашему сыну развить и проявить все свои возможности и стать независимым от нас в этой жизни и я верю — это случится. Надеюсь, что с вашей помощью!

Желаю здоровья Вам и вашим детям! С наилучшими пожеланиями добра!

Рощупкина Александра.