Благотворительный фонд помощи детям

Дети Земли

Вернем детям жизнь и улыбку!

+7 (495) 971-20-44

Письма и благодарности

1... 25262728

06.08.2008

Благодарность фонду от Липецкой детской больницы восстановительного лечения

29.07.2008

Письмо в Благотворительный фонд помощи детям "Дети Земли" от Макаровой Н.А (мама нашего подопечного Макарова Антона) 28.07.08 г.

Моему ребенку Макарову Антону требовалась операция в институте клинической реабилитологии в г.Тула по методу проф. Ульзибата, это позволило бы моему сыну снять спастику ( убрать контрактуры ) и увеличить объем движения. Это стало возможным благодаря помощи наших спонсоров - Ершова Е.А., который оплатил эту операцию, и Мериновой Н.В., оплатившей проезд к месту операции и обратно. Хочу выразить свою искреннюю материнскую благодарность этим людям, которые приблизили моего сына к заветной мечте "Побежать"!

02.07.2008

Из письма фонду от Сорокиной Марии

Здравствуйте, обращаемся к Вам с просьбой о помощи. После рождения дочери наш мир наполнился болью и отчаянием, чувством беспомощности и безысходности. Некоторые люди, которые по долгу своей профессии должны были помогать, посчитали это бесполезным и ненужным. С самого рождения Вероники я никогда не теряла надежды, что мой ребенок выживет и будет ходить своими ножками. Беременность протекала без особенностей, но вот роды прошли неудачно. Было воскресенье 12 часов ночи, когда родилась Вероника, девочка родилась вполне нормальной в срок с весом 3450 и ростом 53 см. Ребенок захлебнулся околоплодными водами, детского врача в выходной в роддоме не оказалось, акушерка была занята следующими роженицами. Правильно говорят нельзя рожать в выходные и праздничные дни, так и оказалось. Ребенку не оказали правильную квалифицированную своевременную помощь, а оставили лежать в холодной родовой и только какие то женщины, которые убираются в роддоме, грели пеленки на батареи и укрывали ее, чтобы она не замерзла. Реанимация приехала за моей девочкой только через 11 часов, так как машина скорой помощи для детей у нас в области только одна и в тот момент была в пригороде. После были долгие и невыносимые 26 суток на искусственной вентиляции легких, когда ребенок был в реанимации в тяжелом состоянии, а я одна дома без ребенка. Каждый день 3 раза в сутки я в реанимацию возила молоко, Веронику кормили через зонд. В реанимации мы крестили Веронику и вскоре нас перевели в терапевтическое отделение. Только в 2 месяца мы с ребенком вышли из больницы. Но на этом наши испытания не закончились, а как оказалось только начинались. Мы упорно лечились, массажи, плавание, медикаментозное лечение. В 7 месяцев у нас обнаружили камни в почках, они образовались из-за долгого лежания на ИВЛ и постоянном медикаментозном лечении, лекарства осели в почках как накипь в чайнике. Мы поехали в Москву в РДКБ на консультацию по поводу камней и там нам поставили диагноз детский церебральный паралич. На реабилитацию нас с камнями никуда не брали и мы очень долгое время пролежали в НИИ урологии в Москве, нам сделали две эндоскопические операции по удалению камней и литотрипсию (дробление камня лазером). Вероника очень похудела и ослабла от многочисленных наркозов.

За эти два года мы практически жили в Москве в разных институтах и больницах, состояние Вероники стабилизировалось, от камней мы чудом избавились и теперь нам ничего не мешает проводить реабилитацию. Я не работаю в декретном отпуске, муж работает в милиции, наши средства иссякли, помогите моему ребенку, я верю Веронике можно помочь, имя у девочке переводится как «дающая победу». Мы провели два реабилитационных курса, после них Вероника расслабилась, снизился тонус в мышцах, начала ползать по плостунски, крепче держать спину, но реабилитационные курсы дорогие и у нас не хватает средств для лечения. Чтоб добиться результата необходимо не прерывать лечения. Дома мы каждый день занимаемся гимнастикой, проводим курсы массажа. Купили ходунки, Вероничка стала не только лежать и сидеть, но и передвигаться вертикально. Мы узнали о лечении с костюмом Адели, это лечение дает больным детям шанс научиться самостоятельно ходить. Помогите нам пожалуйста, я не могу опустить руки, тогда когда увидела результаты после реабилитации. Вероничка такая замечательная, она все понимает, так же радуется и плачет как нормальные дети, старается ходить на своих ходулях, мы научились показывать носик, ротик, играть в ладушки, стоять на ножках.

С уважением, Сорокина Мария

24.06.2008

Из письма матери Артема Сафины Ляйсан

Здравствуйте! Пишет Вам Сафина Ляйсан из г. Уфы, Республика Башкортостан. Решила обратиться к вам за помощью, потому что надеюсь и знаю, что всегда есть люди, которые поддержат в трудную минуту. У меня трое детей, т.е. наша семья многодетная. Дочери 13 лет, среднему сыну Артему 7 лет и младшему Айратику 4 года. У Артемки детский церебральный паралич — удушился в родах из-за двойного тугого обвития пуповины и несвоевременного оказания помощи.

С самого рождения не переставая мы его лечим. У Артема сохраненный интеллект, даже перегоняет сверстников, способности к математике, в этом году мы идем в первый класс коррекционной начальной школы. Только ему тяжело писать, т.к. у него началась атаксия, даже точки соединять очень трудно.

Перед школой нам необходимо пройти курс лечения по методу проф. Скворцова. Стоимость лечения 40500 руб. Мы с мужем оба работаем, на еду конечно хватает, но на лечение никак еще ведь другие дети есть. У меня большая просьба ко всем, если у кого-то есть возможность — помогите пожалуйста, ведь так хочется, чтобы Артемка бегал, радовался жизни и рос счастливым. Я желаю этого всем-всем детям на земном шаре. Их улыбка многого стоит, поверьте, я это знаю. Большое спасибо!

С уважением, Сафина Л. Ф.

19.03.2008

О больнице

(полный текст)

15.03.2008

Из письма фонду от мамы Анны и Вики Ольги Какуниной

Наши две дочки-двойняшки Аня и Вика родились недоношенными, с ослабленным рефлексом, часто плакали, не ели, не спали. В 8 месяцев начались судороги. Нам назначили лечение депакином, противосудорожным препаратом, до 3-х лет. Судороги прекратились, но депакин затормозил развитие девочек. Мы с мужем понимаем, что диагноз ДЦП не приговор. Мы ни в коем случае не опускаем руки. Мы прикладываем все усилия для того, чтобы у наших детей было будущее, чтобы они научились ходить, ходить красиво. Проблема только в том, что не всегда хватает средств, чтобы реализовать нашу мечту.

Наши девочки уже начинают осознавать, что у них есть какие-то недостатки. Я очень боюсь, что они спросят: „Почему мы не ходим, как все?“

В феврале мы решились на операцию в г. Тула по методу Ульзибата. Через год нам рекомендовали провести еще одну операцию. Там мы узнали, что настоящие чудеса творят врачи в центре профессора Скворцова. Там проводят такое лечение, благодаря которому дети начинают ходить. Мы очень хотим съездить туда, но проблема в финансах. Это лечение для нас очень дорогостоящее.

Мы очень вас просим, если есть такая возможность, помогите нашим девочкам!

15.03.2008

Из письма фонду от мамы Макарова Антона Натальи Александровны

Мой сын Макаров Антон родился 29 ноября 2002 г. в перинатальном центре с асфиксией. Его реанимировали. Как выяснилось позднее, в результате родовой травмы из-за неправильных действий врачей у Антона сильно пострадала центральная нервная система. После долгих скитаний по больницам нам в 2004 г. поставили диагноз ДЦП и спастический тетрапарез. Много времени было упущено. Мы проходили лечение в ДОБВЛ в с. Подгорное. Но это капля в море, которой недостаточно, чтобы поднять моего сына на ноги.

У нас много проблем. Проблема с ходьбой, спастика в руках и тазобедренных суставах, проблемы с речью, очень плохо говорит, текут слюни. Часть этих проблем можно разрешить, сделав операцию в г. Тула по методу Ульзибата. Стоит она около 20 тыс. руб. Для лечения дизартрии (задержка речевого развития) необходим дорогостоящий препарат цереброкурин, который в России не производится. Курс лечения из 10 ампул стоит 20 тыс. руб. Это лечение необходимо срочно. Также требуется курс реабилитации в центре „Огонек-ЭС“.

Мы живем очень бедно. Я ращу ребенка одна. Муж бросил меня, т.к. у меня возникли серьезные проблемы со здоровьем. Я инвалид II гр. II ст., моя пенсия 2800 руб. и пенсия ребенка 4300 руб.

Ребенок у меня очень хороший, его можно поставить на ноги! Прошу всех, кто может хоть чем-то помочь, откликнуться на мою просьбу.

14.03.2008

О МУЗ «Липецкий специализированный Дом ребенка»

(полный текст)

13.03.2008

Из письма фонду от мамы Эммы Армине Восканян

Эмма родилась шестимесячной с весом 900 г. Врачи сказали, что у меня выкидыш, чтобы я не волновалась — рожу еще много детей. А выкидыш жил, дышал. Врачи позволили мне посмотреть на нее, я чуть не упала в обморок. Это был маленький живой комочек, весь синий, с капельницами, под кислородом, с гипоксией, анемией, катетером, с кормлением — 2 грамма молока. На девятый день нас перевели из роддома в областную детскую больницу с весом 700 г. Нам предстояло преодолеть капельницы, переливания крови и страх смерти. Однако все потихоньку пришло в норму. Эмма стала набирать в весе, держать голову. В три месяца нас выписали из больницы. Но горе от нас не отступало. Через месяц Эмма простудилась, была госпитализирована в отделение реанимации с двусторонним воспалением легких, почки отказывали, сердце останавливалось. Врачи во второй раз говорили о ребенке, как не о жильце на этом свете. Но дочка вновь поборола смерть, пришла в себя. До года мы практически не выходили из больниц. Она не держала голову, дышала с трудом, задыхалась от бронхитов. И еще один удар: в годик ей поставили диагноз ДЦП.

С тех пор моя жизнь и жизнь дочки протекает в стенах больниц. Мы перепробовали множество лекарств, решились на две операции в Институте клинической реабилитологии в г. Тула. Операции проводились по методу Ульзибата в феврале и декабре прошлого года. Врачи говорят, что у Эммочки очень хорошие перспективы на выздоровление, но из-за тяжелого материального положения я не могу дать ей то лечение, которое нужно. Пожалуйста, помогите поставить мою дочку Эммочку на ноги!

12.03.2008

Из письма фонду от мамы Михайловой Ани Татьяны Александровны

Мне 27 лет. Я одна воспитываю дочь Анюту. Она у меня хрупкая, крошечная, похожая на маленькую Дюймовочку. В первые месяцы жизни врачи установили отклонения в развитии дочки. Потом последовал диагноз: органическое поражение центральной нервной системы, спастический тетрапарез. Задержка психоречевого развития. Сейчас Анюте 4 года. Но она с трудом держит голову, самостоятельно не сидит, не ходит. У меня нет средств на регулярные массажи, лечебную физкультуру, на приобретение механических средств (ходунки, коляска, тренажер Гросса), на лечение в специализированном санатории. Я не могу устроиться на работу, потому что Анюте нужен постоянный уход. Мы живем на ее пенсию как инвалида детства - 4800 руб. и помощь моей мамы, ее зарплата 4000 руб.

Я прошу, я умоляю всех добрых людей помочь мне в лечении дочки! Я уверена, что мою малышку можно поставить на ноги с помощью комплексного и интенсивного лечения. Я живу надеждой на выздоровление и на чудо. Пожалуйста, помогите моей дочке Анюте!

11.03.2008

Из письма фонду от мамы Ильи Климова Ларисы Викторовны

Илюша родился семимесячным, слабеньким, с асфиксией. После роддома мы были направлены в областную детскую больницу. Были барокамеры, аппараты искусственной вентиляции легких. Не знаю, как мы все это пережили. В 3 месяца Илюше провели исследование головы и поставили диагноз: поражение центральной нервной системы. Для нас это было шоком. Но мы надеялись на лучшее и не теряли надежды, что это ошибка врачей. В годик был поставлен диагноз ДЦП. С тех пор мы стараемся помочь своему ребенку, облегчить его состояние и его страдания. Благодаря лечению, мы добились хоть незначительных, но побед. Сейчас Илюше 5 лет. Он крепко держит голову, начинает самостоятельно сидеть, берет в руки отдельные предметы, начал произносить отдельные слова и короткие предложения. Эти маленькие победы над болезнью дают нам надежду, что он встанет на ноги. Это произойдет наяву, а не во сне, который мне часто снится.

Кто сталкивался с таким заболеванием, как ДЦП, знает, что лечение стоит больших усилий и денежных затрат. Мы уверены, что реабилитация в Евпаторийском детском санатории поможет нашему Илюше встать на ноги. Надеемся на вашу помощь и поддержку, так как семейный бюджет невелик. Пожалуйста, помогите!

10.03.2008

Из письма фонду от мамы Саранцевой Галины — Ольги Ивановны

Беда пришла в наш дом неожиданно, как снег на голову. И теперь у нас вся жизнь разделена на „до этого“ и „после этого“. Моя дочка Галя — студентка 5 курса худграфа Липецкого Государственного университета — 18 сентября 2007 года была сбита машиной на пешеходном переходе. С тех пор она прикована к постели. В начале 4 месяца в реанимации больницы, затем месяц в неврологии. Сейчас Галю привезли домой. Ей назначили инвалидность I группы III степени и страшный диагноз — апаллический синдром. Врачи сумели сохранить ей жизнь, пусть бессознательную. Но я не верю в их приговор! Я вижу в глазах дочки просьбу о помощи и желание жить.

Я надеюсь, что с божьей помощью к Гале вернутся эмоции, речь и рассудок! Я повесила над изголовьем дочки ее последний рисунок — храм на Соборной площади. Другой рисунок — Христорождественского собора — взял для воскресной школы священник отец Игорь, который приходил соборовать Галю. Я молю бога подарить дочке жизнь! Я прошу добрых людей помочь мне. Наша семья находится сейчас в очень тяжелом положении, и духовном, и материальном. У мужа от перенесенного шока произошла отслойка сетчатки глаза. Была срочная операция в Тамбове. Сейчас он плохой помощник по уходу за дочкой. А ей нужна специальная инвалидная кровать, дорогостоящие лекарства, услуги массажистов, логопеда, невропатолога, а затем длительная дорогостоящая реабилитация в специальном восстановительном центре.

Я прошу вас — помогите мне спасти единственного ребенка! Я надеюсь на это чудо и молюсь. Я надеюсь, что в одно солнечное утро я склонюсь над ее головкой, а дочка тихо мне прошепчет: „Мама“!

10.03.2008

Из письма фонду от бабушки Проскурина Андрея Сухаревой Анны Михайловны

Мой внук Андрюша родился со страшным диагнозом — ДЦП. Сейчас ему 2 годика. Всю свою недолгую жизнь он мучается и страдает. Когда ему было полгодика умерла его мама. Он так и не познал материнской ласки. Воспитанием и лечением Андрюши занимаемся мы с дедушкой. Горю нашему не было предела но руки опускать было нельзя. С тех пор мы бьемся за своего внука, чтобы поставить его на ноги. Мы пробовали различные лекарства и методики. Пусть маленькие, но сдвиги в состоянии и развитии нашего внука есть,а эти крохотные шажки к победе над болезнью дают нам надежду на выздоровление. Мой муж — инвалид 2 группы, у него нет одной почки, он плохо видит. Наш доход невелик. Своими силами поднять на ноги Андрюшу мы не сможем. Да еще наш возраст! Очень надеемся на Вашу помощь. Дай Бог вам здоровья, люди добрые!

1... 25262728