Благотворительный фонд помощи детям

Дети Земли

Вернем детям жизнь и улыбку!

+7 (495) 971-20-44

Письмо мамы Скороходовой Веры

(перейти на страницу ребенка)

Здравствуйте, меня зовут Скороходова Анна, моей дочке Верочке сейчас 2 года. Диагноз ДЦП, спастический тетрапарез, микроцефалия. Вера родилась недоношенной, на 30 неделе, в Рождество, 7 января. Врачи не давали шансов на выживание, у меня был гестоз на последней стадии и ребенок в утробе сильно страдал. Во время операции мне стало плохо, ввели общий наркоз, больше ничего не помню.

Когда пришла в себя, в голове стучала только одна мысль: «Как малышка? Как мое солнышко?» Пришла врач и с каменным лицом сказала, что девочка живая, но очень слабенькая, вес 1250 г., особо не надейся. На третий день Вере стало совсем плохо, я еле дошла до кувеза и увидела ее, такую маленькую, такую родную, совершенно всю синюю, еле дышащую… Врачи достали ее из кувеза и сказали: «Мамаша, попрощайся с дочкой…». Помню, сказала: «Ты только живи».

Отвезли Веру в областную больницу, хирург сказал, что у нее язва желудка, разлитой перитонит, нужна срочно операция. Каждую секунду я молилась, ни спала, ни ела, только твердила: «Господи, помоги! Господи, помоги!». Утром хирург позвонил и сказал, что операция прошла успешно, но состояние крайне тяжелое. Три недели состояние было на грани, в маленькое тельце, которое тогда весило уже меньше килограмма, было воткнуто пять трубок, в рот, в голову, в легкое, в живот, в попу, и я слышала опять те же слова: «Шансов мало». Я объездила все церкви в радиусе 50 км и все время в глубине души я знала, что Вера будет жить, ни на секунду я даже мысль не допустила, что ее может не быть.

Спустя месяц, мы начали выкарабкиваться и нас перевели в другое отделение, на выкармливание. Два с половиной месяца нас «выращивали», желудок работал плохо, и нам сделали еще одну операцию. В три месяца нас выписали домой, мы весили меньше двух килограмм. Перед выпиской подошла врач и сказала, что УЗИ головного мозга показало обширное поражение центральной нервной системы. Я спросила: «Чем это грозит?». Она отвела глаза в сторону: «Скорее всего, ДЦП». Смысл услышанного дошел не сразу, потом шок, потом пустота, отчаяние, безысходность, дикий гнев на себя, на всех кто меня окружал, хотелось кричать, а воздуха не хватало.

Я все спрашивала себя: «За что, Господи?». «Почему я?». «Почему это все произошло со мной? Сколько еще можно?» Сил не было совсем, одна с такой крошкой на руках… Не выносима была мысль, что ты в этом мире одна со своей бедой и помощи ждать не откуда… С мужем я развелась, еще когда была беременная, это конечно добавило нервов, развод был очень тяжелый.

Пришлось уйти беременной, со старшим сыном и с чемоданом вещей вникуда. За время беременности я сменила 3 съемных квартиры и три после родов. На помощь приехала моя мама и старший сын Егор. И стали мы нашего ангелочка выхаживать, весь день носили только на руках, кормили каждые полчаса. Веруша стала потихоньку набирать вес… Невропатологи каждый раз не радовали прогнозами, сначала ставили задержку развития, а в полгода поставили диагноз ДЦП. Было решено переезжать жить к маме в другой город, потому, что Веруню надо лечить. Начались мучительные поиски специалистов, массажи, уколы, иголки, обследования, поездки по медицинским центрам. Главное, чтобы ни один день не был потрачен даром. Так вот мы и живем Вера, Егор, мама и я. Все, что могу делаю сама: массаж, уколы, ванны. Лежим в больницах. Бывший муж почти не помогает. По профессии я дизайнер, подрабатываю, берусь за любую работу, чтобы хватало на лечение. В семье у нас сейчас мир и любовь и каждого только одно желание, чтобы Верочка ходила…

После того, как добрые cъездили в Трускавец, у Веры пошли хорошие результаты. Вера стала переворачиваться, подолгу лежать на животе и пытается ползти. Может проползти уже больше метра. Для нас это настоящее чудо!!! Стала играть игрушками и говорить отдельные слоги. Мы очень хотим съездить в г. Львов в клинику к доктору Падко. Помоги пожалуйста Верочке встать на ноги и быть полноценным членом общества…