Благотворительный фонд помощи детям

Дети Земли

Вернем детям жизнь и улыбку!

+7 (495) 971-20-44

Письмо мамы Мещерякова Ивана

(перейти на страницу ребенка)

Прошу Вас помочь оплатить лечение моему сыну в «Реацентре» в г. Самара.

Мой сын, Мещеряков Иван Романович 19.11.2000 г.р., ребенок-инвалид. У него ДЦП, тяжелая форма. Самостоятельно не сидит, не ходит. Обучается на дому по программе массовой школы в 3-ем классе.

В сентябре 2011 г. ребенок прошел третий курс лечения в «Реацентре». Очередной курс лечения после сентябрьского должен был быть в январе 2012.

Еще в апреле 2011 мы стали на очередь в БФ «Димина мечта», чтобы нам оплатили четвертый курс (на январь 2012) в «Реацентре», здесь нам сказали, что в январе наша очередь еще не подойдет на оплату, а оплатят нам только к февралю 2012. И вот мы стояли и ждали своей очереди. В декабре 2011 я позвонила в БФ «Димина мечта», мне сказали, что нас рассмотрят чуть позже, поэтому мы перезаписались на март. И вот я снова позвонила в БФ «Димина мечта», а мне сказали, что Ванина очередь на оплату лечения подойдет только к сентябрю 2012, а к этому времени надо уже будет делать пятый курс. Лечение нельзя прерывать на такой длительный срок, т. к. может быть откатка результатов назад, полученных после проведенного лечения. Теперь получится, что у нас между предыдущим курсом и очередным будет целый год перерыв, а такой большой промежуток при его тяжести заболевания делать нельзя.

Родился Ваня недоношенным, во время родов была родовая травма, что и повлияло на дальнейшее здоровье ребенка. Но до года ребенку не ставили этого диагноза, даже не говорили, на что может повлиять родовая травма. Мы сами замечали, что у ребенка что-то не так, но врачи говорили, что ничего страшного нет. А в год поставили ДЦП. Отец Ваню сразу бросил, т. к. больной ребенок ему стал не нужен. Я начала лечить сына, использовали различные методы лечения. Сначала мы прошли несколько курсов в РРЦ «Детство», НИИ П и ДХ в Москве, Педиатрическая академия в Санкт-Петербурге, клиника Суханова, лечились у Копылова, в Институте медицинских технологий, занимались дельфинотерапией. После лечения в каждой из клиник, у сына была положительная динамика. Мы были рады и незначительным изменениям: научился поднимать руки вверх, лежать на животе, расправились плечи, может сам себя почесать, стал менее плаксивый. Когда Ване исполнилось 6 лет, мы решились на операцию в Туле по методу Ульзибата. Сделали две операции. После них Ваня стал опираться почти на целую стопу, а не на носочки, стал жевать пищу не поперхиваясь, выпрямился и значительно прибавил в росте.

У нас семья малообеспеченная, о чем свидетельствуют справки из сектора соцзащиты. Я работаю в школе учителем на 0,3 ставки, потому что воспитываю полуторагодовалую дочь. С февраля пособие по уходу за ребенком до 1,5 лет прекратили выплачивать, т. к. дочке исполнилось уже полтора годика, что указано в справке с места работы. Оставляю сына и дочь у мамы, пока я нахожусь на работе. Но и здесь не так все просто. Моя младшая сестра — инвалид I группы с психическим заболеванием. Поэтому моя мама не работает, т. к. сестре нужен постоянный уход, а семья у них неполная. Мама смотрит сразу за двумя больными детьми (мой сын и сестра) и маленьким годовалым ребенком. И, уходя на работу, я все время думаю, чтобы ничего страшного не произошло. Когда у сестры обострение, то она может что угодно разбить, поломать и даже выгнать меня с детьми домой. И помочь маме присматривать за детьми тоже некому, т. к. она одна воспитывает дочь. Муж работает фельдшером на скорой. Отец Ване алименты не выплачивает, навещать сына не приходит, даже не интересуется его здоровьем. Сами оплатить лечение мы не в силах. Лишь за последние три месяца наши доходы превышают рамки прожиточного минимума, т. к. муж брал почти все замены на работе (двое работников у них находились на длительном больничном). Прожиточный минимум составляет 6657 рублей, а у нас за последние три месяца доходы на 699 рублей больше прожиточного минимума, о чем свидетельствует справка из соцзащиты населения.