Благотворительный фонд помощи детям

Дети Земли

Вернем детям жизнь и улыбку!

+7 (495) 971-20-44

Письмо мамы Шибанова Андрея

(перейти на страницу ребенка)

История моего ребёнка Шибанова Андрея Сергеевича 27.03.2001 г.р., обучающегося в 6 «Б» классе Юрьевской школы-интерната 6 вида г. Бронницы Моск. обл.

Андрею не повезло с самого рождения. При родах он «застрял», но после некоторых усилий акушерки, ребёнка всё-таки «выдернули» за правую ручку, при этом сломав ему правое плечевое сплетение и сместили ему шейные позвонки. С того времени все свои силы, внимание и заботу я отдаю лечению Андрея.

Лечился по месту жительства. Далее 2 раза в клинике нервных болезней имени И. М. Сеченова (Директор клиники проф. Н. Н. Яхно). С 23.04.07 по 21.05.07 и с 13.11.2007 по 10.12.2007 г. лечился в Люберецкой городской больнице в неврологическом отделении с 8.08.2008 по 22.08.2008. Диагнозы: последствия раннего органического поражения головного мозга. Внутренняя гидроцефалия. Гипертензионный синдром. Макроцефалия. Задержка психоречевого развития. Неврозоподобный синдром. Навязчивые действия. Нестабильность С3-С4. С 04.10.10 г. по 18.10.10 лечился в НИИ Педиатрии и детской хирургии Росмедтехнологий в отделении кардиологии с диагнозом: дисфункция синусового узла (синусовая тахикардия).

Результатов было практически мало. Прыгал, махал руками перед телевизором, поставили диагноз — Атипичный аутизм. Ребёнок живёт в «своём мире», «трясётся» — как при болезни Паркинсона. Я не сдавалась, искала новые мед. учреждения, чтобы вылечить Андрея, чтоб он жил полноценной жизнью как все дети. Лечился 3 раза в Московской областной психоневрологической больнице для детей с поражением ЦНС с нарушением психики (МОДПНБ) с 13.04.09 по 21.05.09 года, с 29.03.10 по 27.04.10 г., с 5.03.11 г. по 01.04.11 года (высылаю одну из них). После лечений практически не было изменений в улучшении состояния. Я попросила направление у врача в НЦПЗ РАМН, потому что лечить ребёнка надо, иначе будущее у ребёнка плачевно. Если он не вылечится от этого недуга, то после 40-ка лет ожидает Андрея полная потеря памяти. Мы хотим, чтобы Андрей был полноценным человеком.

С августа 2011 г. по 18 мая 2012 г. находился в этом центре на лечении. Затем повторно с февраля 2013 г. Улучшения были незначительные. Год не «трясся», на следующий снова стал «трястись», Генетическое исследование (слюны) на определение Х — ломкой хромосомы (синдром Мартина — Белл) от 8.04.2013 — отрицательный! Этот результат снова вселил в нас оптимизм. Значит это не наследственное заболевание, это патология беременности. Последнюю надежду внесла наша лечащая врач Калюжная Валентина Александровна (тел. 8-916-723-12-56) порекомендовала лечение в Йошкар — Оле у профессора Севастьянова В. В. Лечение дорогое — 67 тысяч. За помощью обратилась я в соц. Защиту. Была у нас комиссия, составилиакт жилищных условий, выделили помощь 12 тыс. рублей. Взяла в долг на работе. Работаю я в ММП ОАО им. Чернышева, модельщицей в литейном цехе. В декабре 2013 года мы ездили на лечение. Андрею делали дорогостоящие импортные уколы. Результат сразу же положительный! Ребёнок значительно меньше «трясётся». Но нужно ещё продолжить лечение. Мы записались на апрель, сентябрь, декабрь. Уколы «работают» 3–4 месяца, потом надо снова возить на лечение ребёнка, и со временем организм привыкает к положительному состоянию и человек становится практически здоров! Препараты повышают интеллект, улучшают память, речь, концентрацию внимания, ребёнок перестаёт «трястись» и живёт полноценной жизнью. Я бы никогда не обратилась за помощью, но мой муж не работает по состоянию здоровья. У него черепно — мозговая травма, которая была на работе в конце 2000 года. Все обследования имеются, выписки. Сразу после неё муж не посчитал нужным оформить инвалидность. Я, говорит, молодой, это ерунда… Это потом, через полгода у него был инфаркт, отнимались ноги. Я ему делала уколы, массаж и ему стало лучше. Я мужа оформила по уходу за ребёнком. На ВТЭКе сказали: «дадим инвалидность, если ваш муж будет „ходить“ под себя, а то что вам врачи написали решить вопрос об инвалидности, пусть сами вам инвалидность и дают…»

Работаю я одна. С нами ещё живёт моя мама 1940 г.р. Нам очень тяжело. Пожалуйста, помогите.